Глава 20
Западня

Вернейший способ быть обманутым — это считать себя умнее других.

Франсуа де Ларошфуко

— Вот видишь, можешь же, когда хочешь. Умничка.

Велер рубанул ладонью по воздуху, направляя струю энергии в ближайшее сплетение призрачных щупалец. Те отпрянули, словно от боли, и съёжились. Существо, ещё недавно бывшее Рвазаром, нехорошо зашипело.

— Ну-ну, парень, ты знаешь правила. Ты атакуешь защитные барьеры, я периодически бью в ответ. Теперь ударь вон туда. Хорошо-хорошо, обещаю в этот раз не огрызаться, не бойся.

Шипение не прекратилось, но немного изменило тональность. Какая-то далёкая частичка Рвазара прекрасно понимала, что происходит и что от него сейчас требуется. Призрачные отростки веером поднялись в воздух, заполнив пространство исписанной рунами камеры. Застыли на мгновение, а затем обрушились точно туда, куда велел Велер.

— Замечательно! Великолепно! Работать с тобой одно удовольствие. Как тебе, Импер, наши успехи?

Подстраховывающий своего повелителя Импер с готовностью согласился. С его лба ручьём лился пот, в отличие от Велера, вся эта мистика давалась ему с огромным трудом. Теперь он по-настоящему глубоко уважал короля, которому не так давно давал клятву верности исходя из исключительно прагматичных соображений. Совершенно очевидно, что у того от природы был большой талант к магии — мало того, что он сумел разгадать запутанные намёки Мерхилека и самостоятельно понять азы колдовского искусства, так, спустя всего несколько недель, он уже читал древние гримуары и применял их на практике, словно то было обычное дело.

А вот Импер, даже имея наставника в лице короля, едва мог удерживать самые скромные защитные чары и совершенно не понимал, с какими силами работает у него под носом действительно сильный маг. Чёртовы руны, вроде такие логичные, но такие запутанные, что бороду свернёшь вокруг шеи и повесишься не заметив!

— Теперь направь половину отростков туда и нанеси слева два удара подряд, — Велер отметил новую цель. — Затем с правой стороны ударь второй половиной.

Шипение вновь усилилось, твари явно не нравилось выполнять указания. Чтобы подстегнуть существо, Велер принялся лупить ладонью по воздуху, направляя волны бьющей энергии прямо в центр создания.

Руны в комнате стали светиться сильнее. Импер знал, что ярко-зелёный свет свидетельствует о сильном противодействии защитных чар чуждой этому миру силе.

— Велер… — на всякий случай предупредил он своего повелителя.

— Ну же, бей! — отмахнулся увлёкшийся дрессировкой чудовища король гномов.

Ярко-зелёное излучение стало почти нестерпимым.

Шипение прекратилось. Тварь вновь «распушилась», раздвигая щупальца в стороны. Послушно ударила два раза слева, нанесла мощный удар справа, вновь развело отростки в стороны… а затем обрушила на защитный круг Велера целый шквал ударов, десятикратно более сильных, чем ранее.

Импер плюхнулся на пятую точку, в ушах загудело. Король упал на одно колено, но удержался. Вяло рубанул ребром ладони по воздуху, пытаясь отбить атаку отродья. Призрачные щупальца даже не дрогнули, продолжая обрушивать удары на дрожащий от напряжения защитный круг.

— Аргх, оно вырывается! Импер, беги!

Ничего не соображая, Импер с трудом встал на ноги. Шагнул к королю, не желая оставлять его один на один с монстром.

— Идиот, ты ничем мне не сможешь помочь, убегай!

Однако, Импер и не думал отступать, его жизнь не имела значения. Не обращая внимания на прямой приказ короля, он приобнял его, поднимая с колен.

— На счёт три разворачиваемся и убегаем, — опираясь на плечо соратника Велер уже гораздо увереннее рубил невидимой энергией щупальца. — Раз. Два… Три!!!

Рубанув ладонью воздух, Велер крутанулся на пятках и, увлекая Импера за собой, рванул к двери. Камера превратилась в один сплошной источник ослепительно зелёного света, дверь едва выделялась тёмным очертанием створок. Пол ходил ходуном, страшный гул закладывал уши.

Они буквально врезались в дверь. Велер лихорадочно чертил пальцем знаки, открывая магически закрытый замок. Чудовище позади них взвыло. Оглянувшись через плечо, Импер со всевозрастающим ужасом заворожённо наблюдал, как тварь «выпаривает» защитные руны, раскаляя пол под ними до такой степени, что те превращаются в пар. Камеру стало окутывать ядовито-зелёное марево.

— Открыл!

Велер бесцеремонно схватил Импера за шкирятник, выволок силой из зачарованной комнаты. Захлопнув за ними дверь, схватил крошащийся кристалл, принялся чертить знаки, запечатывая страшную камеру.

Импер облегчённо выдохнул, кажется, пронесло. Тотчас же нечто с чудовищной силой ударило по двери изнутри комнаты. Уже нарисованные защитные руны вспыхнули, Велер принялся усиливать чары.

Удары начали обрушиваться на дверь сплошной чередой, металл дрожал и гудел. Нарисованные Велером руны плавились, испарялись, но чернокнижник тут же рисовал руны вновь. От двери шли ядовитые испарения, хотелось задержать дыхание и бежать отсюда как можно дальше.

— Ничего-ничего, сейчас выдохнется, — побледневший Велер тоже еле стоял на ногах, обливаясь ручьями пота, но продолжал обновлять ежесекундно разрушаемые чары.

Импер беспомощно привалился к соседней стене, с тревогой следя за каждым движением своего повелителя. Тот стремительно терял силы.

— Ну уж нет, парень. Я так просто не сдамся…

Внезапно всё кончилось. Удары по двери прекратились. Велер со слабой улыбкой дорисовал несколько рун, покачнулся и упал на пол.

Полугном-полуотродье и король гномов истощили свои силы одновременно. Будь Импер судьёй — он объявил бы в этой битве ничью. Но Имперу было не до судейства. Он с трудом оттащил от проклятого места великого короля.

* * *

Адрид не смел и надеяться, что Импер оставит без внимания блокаду Пещеры ремёсел в течение столь долгого времени. Совершенно очевидно, что во дворце творилось нечто из ряда вон выходящее, раз власть имущие напрочь забыли о проблемах своих подопечных.

За прошедшие несколько дней законнорожденные несколько раз пытались прорваться к туннелю в Королевскую пещеру, но слуги не сидели без дела и под руководством Адрида основательно укрепились в близлежащих имениях. Выставили далёкие дозоры, сформировали отряды быстрого реагирования. Прошли ускоренные курсы строевой подготовки.

Потери в стычках среди слуг по-прежнему были значительными — законнорожденные, несмотря на все свои недостатки, были гораздо лучше обучены военному ремеслу. Но, по крайней мере, бедняки больше не разбегались, а упирались до последнего, ожидая пока придёт подкрепление.

Последние запасы еды у членов Домов, по расчётам Адрида, уже должны были кончиться, но он прекрасно понимал, что в нынешней ситуации любые точные прогнозы решительно невозможны. Попытки прорваться к Королевской пещере становились с каждым днём всё отчаяннее, разведка докладывала, что количество воинов у Верхних и Нижних ворот стремительно сокращается, а значит, завещанный Рвазаром план худо-бедно постепенно своё отрабатывал.

Тем не менее Адрид настойчиво удерживал слуг от штурма ворот, моря законнорожденных голодом. Он прекрасно понимал, что взять с наскока хорошо защищённый туннель для слабовооружённого и едва обученного «воинства» без чудовищных потерь практически невозможно. Его внимание было приковано к Королевской пещере, только выдвижение наёмников короля могло служить причиной немедленно перейти к прорыву баррикад у Верхних ворот.

* * *

Импер почти не спал уже, наверное, третьи сутки подряд.

Велер не приходил в себя целый день, а как только очнулся, настоял, чтобы отправиться к темнице отродья. Они трудились с Импером до изнеможения, исписывая ведущий в камеру коридор защитными рунами. Точнее, всё делал, конечно, король, но, будучи единственным хоть сколько-то посвящённым в таинства, Импер выполнял роль подручного и просто мальчика на побегушках.

Тварь за дверью не подавала никаких признаков жизни, но Импер необъяснимым животным чутьём чувствовал, что та выжидает, надеясь заставить их открыть дверь и проверить состояние носителя бездны, Рвазара. Сколько тот сможет продержаться без воды и еды? Ведь наполовину он всё же гном…

Велеру был нужен живой монстр, пусть даже попытка его контролировать провалилась. Совсем скоро ему придётся открыть дверь и войти в проклятую камеру. Имперу стоило немалого труда убедить повелителя, что прежде им следует как следует отдохнуть и решить ещё одну проблему, пусть и значительно менее важную.

* * *

— Выдвигаются!

Час икс, которого Адрид так ждал и страшился, настал.

Часть разведчиков из дворца удалось захватить в плен, но власть имущие не были идиотами и сразу раскусили, что их авангард угодил в засаду. Король споро собирал большой отряд воинов, чтобы вмешаться в конфликт и вновь навести в Пещере ремёсел порядок. Который сам же разрушил, доверив плести интриги слишком усердному исполнителю…

С крыши поместья Адрид внимательно наблюдал, как наймиты выстраиваются у выхода из туннеля. И молился, чтобы они тронулись в нужном ему направлении.

— Дом Среброделов. Логово слуг в бывшем имении Скалозуба. Бедняки сосредоточили главные силы там, — повторял шёпотом он как мантру.

И всё же он чувствовал, что власть имущие клюнут на удочку, только если будут видеть врага прямо перед собой.

Адрид спустился с крыши, оглядел своих старых и новых товарищей, похлопал каждого по плечу.

— Слуги собирают все силы для штурма Верхних ворот. Соотношение атакующих и защитников сорок на одного — теперь они не могут проиграть эту битву, — Адрид вздохнул. — Тем не менее мы должны дать им время, оттягивая на себя воинство короля. Сейчас мы появимся в зоне видимости наёмников, затем начнём отступать по Центральному проспекту. Держу пари, они и так планировали пройти большую часть пути по нему, чтобы иметь возможность быстро направить удар в любую часть Пещеры ремёсел. На четвёртом перекрёстке мы свернём и направимся к разорённому имению Среброделов. Их командующие подозревают, что силы мятежников сосредоточены именно там. Но чтобы они не просто догадывались, а были в том уверены без тени сомнения, вам придётся как следует потрепать их фланги. Надеюсь, вы успели пристрелять арбалеты.

* * *

Закованный в броню по самые брови, Импер предусмотрительно занял позицию позади основного отряда. Тащить на себя всю эту чёртову тонну железа было решительно неудобно, спины воинов закрывали обзор, но решение оказалось действительно мудрым, хоть и далёким от идеалов воинской доблести.

Из окон и с крыш имений их обстреливали пусть очень разреженными, но коварными арбалетными залпами. За первой баррикадой из мешков с песком, о котором заблаговременно предупредили разведчики, дорогу тут и там перегораживали непонятно откуда возникшие завалы булыжников. В некоторых местах был разбросан крупный гравий, замедляющий марш плотного строя воинов. Несколько наёмников даже наступили на замаскированные ямы, один сломал себе ногу. Слуги явно не жалели сил, готовясь к защите Пещеры от тяжеловооружённых служителей высшей власти.

Бедняки ловко использовали рукотворные препятствия, в узких, неудобных для строя местах происходили короткие, но ожесточённые стычки. Импер прекрасно понимал, что им противостоит лишь малая часть нищебродов, бунт которых он всё-таки проглядел, занимаясь отродьем. Те никак не реагировали на громогласные оклики и призывы сложить оружие, было даже непонятно, кто сражается с ними, все доспехи странных бойцов были замазаны густой чёрной сажей. Гномы просто всячески препятствовали их продвижению, впрочем, сразу же отступая, как только отряд наймитов перегруппировывался, подстраиваясь под новые препятствия местности.

Воины, отправленные для обхода по соседним улицам с целью окружения сопротивлявшихся, также завязли в маленьких стычках. Создавалось впечатление, что подлые бедняки ведут отчаянную борьбу за каждое здание на пути.

— Сражайтесь как мужчины, не прячьтесь как трусы! — не выдержали нервы у какого-то особо здорового наёмника впереди Импера. — Выходите на честный бой, слабаки! Вы — позор рода гномьего! Вы…

Арбалетный болт, выпущенный их окна ближайшего здания, прервал браваду храброго воина, отправив того в небесную обитель бесстрашных мужей. Стрелок тут же скрылся, не давая возможность арбалетчикам короля помериться в меткости. Действительно, бесчестно до крайности.

— Они убегают!

Основная часть бедняков, и правда, завернув за угол, устремились прочь от явно превосходящей их по численности когорты наёмников. Импер быстро прикинул в уме, куда они могут двигаться.

— Имение Среброделов? Адрид докладывал, что там основное место сбора враждебно настроенных слуг. Что ж, зачистим гнездо, чтобы прикрыть себе тыл.

Он быстро выделил два маленьких отряда к Верхним и Нижним воротам, чтобы оценить обстановку. А затем повёл основную часть воинства на штурм логова обнаглевших донельзя бедняков. Они пожалеют, что отказались вести переговоры, устроив королевским бойцам столь нерадушный приём.

* * *

— Закрывай!

Дверь захлопнулась за последним вбежавшим в имение воином. Адрид, вместе с ещё двумя гномами, водрузили тяжёлый засов, блокируя главный вход.

Они основательно подготовили имение Среброделов к обороне, замуровав на первом этаже все окна и чёрный вход. Гномы на втором этаже уже начали обстрел, преследовавших их наёмников короля, но Адрид задержался, помогая укрепить проход заранее подготовленными мешками с гравием.

Спина, плечи и шея словно одеревенели. Бёдра и икры горели огнём. Пальцы не разгибались. Адрид был стар, чертовски стар для войны. Война — дело молодых, лекарство против седин…

Кто-то что-то кричал на втором этаже. Кто-то драл глотку снаружи. Неважно. Время слов кончилось. Слова хороши только до того момента, когда в ход идёт сила. После этого они только отнимают энергию.

Адрид по-отчески похлопал по плечам двух ребят, оставшихся укреплять главный вход. С трудом переставляя отяжелевшие ноги, поднялся на верх. Сразу же, забыв об усталости и боли в мышцах, пригнулся — в окно влетел и ударился о потолок запущенный с улицы болт.

— Окружают!

Адрид быстро оценил обстановку: у каждого окна было по два-три гнома, один перезаряжал арбалет, другие аккуратно выглядывали, намечая цели для выстрела. В общей численности их было две дюжины против почти всего воинства короля.

Ещё одна часть плана сработала. Осталось совершить последнее действие — продержаться как можно дольше. Прежде чем умереть.