Глава 4
Сила

Человек — религиозное животное; единственное животное, которое любит ближнего своего, как самого себя, и перерезает ему глотку, если расходится с ним в богословских вопросах.

Марк Твен

Дицуда молотил по зеленовато-фиолетовой фасетчатой сфере, окружающей психика. Амино Даме с трудом удерживал защитные обереги, но тем не менее находил в череде яростных выпадов юноши лазейки для молниеносных контратак. Психик бил своей чёрной правой рукой с возникшими неведомо откуда длинными когтями. Инквизитор знал, что каждый из этих колдовских коготков режет не только плоть, но и незачарованный метал, а любая ранка от фиолетово-чёрных наростов начнёт гноиться спустя пару секунд, иссушая организм жертвы. Своим вспомогательным оружием Дицуда не столько бил, сколько отражал подобные выпады психика.

Рисхарт Сидсус до последнего не вынимал из ножен Не-Меч, совершенно не страшась возвышающегося над ним полубога. Огромный лабрис Ератофаса наткнулся на гибкое лезвие, только когда до головы Последнего Мессии оставалось одна-две ладони, не больше. Световая секира отскочила от Не-Меча, как будто удар пришёлся по прочной стене — полушакалу даже пришлось отшагнуть назад от отдачи. Полубог явно не ожидал, что оружие Рисхарта превзойдёт его собственное. С печальной улыбкой мессия перешёл в наступление.

А вот Оноишт уверенно теснил Машиара, вынуждая слепца пятиться. Световой молот заставлял посох ясновидца трещать, ярость атак не оставляла ни малейшей возможности для ответных ударов. Незрячий человек едва-едва выдерживал натиск, стороннему наблюдателю стало бы очевидно, что долго Машиар не продержится. Полуосёл радостно блеял и топал копытами, предвкушая лёгкую победу над слепым мужчиной.

 

Дицуда кружил вокруг оноишра, стараясь зайти психику с левой стороны за спину. Амино Даме удары держал, но его контратаки становились всё менее убедительными. Однако его правая рука не столько пыталась ранить Дицуду, сколько незаметно разрывала ткань реальности, чтобы облегчить психику дальнейшее колдовство. Сделав достаточное количество тончайших разрезов, Амино Даме внезапно исчез — буквально провалился под землю. Инквизитор в последний момент прыгнул вперёд, кувыркнувшись через плечо. Прошедший обучение адепт Плети Господней знал, что психик окажется ровнёхонько позади соперника, чтобы разорвать воздух на месте только что стоящего там Дицуды. Как знал инквизитор, что этот трюк с телепортацией не будет единственным. Амино Даме замелькал вокруг юноши, рассекая материю и пространство.

Ератофас быстро понял опасность отражения ударов Рисхарта Сидсуса. Сталкиваясь с лабрисом, Не-Меч не просто вызывал болезненную отдачу во всём теле архонта, меч-плеть ещё и огибал световое оружие, жаля руки полушакала. Пока большую часть урона принимали доспехи, но по их тускнеющему свету и порезам на предплечьях Ератофас не сомневался, кто при подобном раскладе выйдет из схватки победителем. Полубог явно опростоволосился с подготовкой. Он верно предположил, что Не-Меч — Кошмар Бога, но Ератофас не мог и представить, какой Кошмар именно. Рисхарт Сидсус заточил в своё оружие сущность самого могучего демона — Левиафандра, грозу всех морей. Каким образом и когда пророк это сделал, можно было только догадываться. До сих пор могучее морское чудовище не удавалось победить никому.

Ясновидение на сей раз не сильно помогало слепцу, который отступил почти вплотную к Древу Незнания. Оноишт нетерпеливо перебирал копытами, архонт понимал, что прижатому к стволу дерева Машиару быстро наступит конец. Радостное блеяние могло бы вызвать у стороннего наблюдателя отвращение, но если бы этот наблюдатель столкнулся с яростью полуосла непосредственно, то презрение моментально сменилось страхом, ибо полубог действительно был могуч. Огромный светящийся молот, казалось, вот-вот вколотит упрямого слепца в землю.

 

Теперь уже Дицуда вынужден был вертеться на месте, отражая атаки возникающего из ниоткуда психика. Фиолетовые когти рвали реальность, из дыр в материи веяло холодком небытия, бесконечной пустотой космоса. Амино Даме являлся одним из сильнейших психиков в Плеромии, хотя и предпочитал всегда держаться в тени, вести себя очень скромно. Ведь по-настоящему сильному человеку нет нужды выставлять своё могущество напоказ. Пускай хвастовством занимаются неуверенные в себе юноши. И взрослые, чьи детские и подростковые травмы заставляют их вести себя неподобающим образом. Амино Даме знал себе цену. А потому десятилетиями смиренно выполнял самые сложные поручения Оноишта, проявляя свою силу в самый неожиданный момент для противника. Сейчас защищался исключительно инквизитор.

Поняв, что не сумеет справиться с Рисхартом Сидсусом в честном бою, полушакал начал применять уловки и подлости. Ератофас отступил под низкую ветку священного дерева, стал срывать висящие на ней трупы и швырять гниющую плоть в пророка. Шакал любил падаль, так пусть неестественно чистенький человечек тоже угостится мертвячинкой. Колдовским словом Ератофас натравил на Сидсуса стаю чёрных ворон — эту мистерию он выведал совсем недавно у Могиила. Пускай полушакалу никогда не стать царём всех зверей, но падальщиками командовать Ератофас теперь тоже может. Шакалья пасть расплылась в улыбке. С края губ сочилась слюна.

Машиар Йот упёрся спиной в ствол гигантского дерева. Однако его лицо оставалось спокойным. Ясновидец поднял голову, направив свои пустые глазницы на архонта. Слепой человек знал, что сейчас будет. Знал, а потому ничего не боялся.

 

Психику уже доводилось бороться с борцами за веру из Гилии. Он единолично сокрушил несколько инквизиторов самого высокого ранга. Рабы Плети Господней всегда слишком яростно и опрометчиво бросались в атаку, не замечая тонких приготовлений психика к настоящему бою. Теперь, когда ткань бытия вокруг них была истончена, у Дицуды не имелось ни малейшего шанса. Превосходно зачарованное оружие ещё не делает из человека превосходного воина. Уверенность в своей правоте ещё не делает фанатика правым. Юнец уверовал в своё право вершить справедливость, так пускай вкусит этой самой справедливости по самые гланды!

Ератофас обогнул Сидсуса. Рубанул со всей силы по толстой ветке, которая обрушилась на пророка. Мессия вынужден был отскочить в сторону, чтобы не оказаться придавленным. Меч-плеть выписывал вокруг Рисхарта настоящие пируэты, рассекая тушки ворон десятками, сотнями… тысячами! От белого цвета одежды остались одни только воспоминания: пророк был обрызган кровью пернатых с головы до пят. Поняв, что наступил тот самый удачный момент, Ератофас вновь кинулся в атаку на кроваво-красную сущность. Архонт знал, что много крови никогда не бывает.

Полуосёл сходил с ума от предвкушения скорой победы. Копыта отбивали по земле мелкую дробь, огромный молот ритмично поднимался и опускался, желая вбить в почву незрячего человека. Однако Машиар не сдавался. Раз за разом он отбивал удары тупого животного. Называть озверевшего полубога как-то иначе сейчас было бы некорректным. Из-за спины ясновидца незаметно пробивались толстые жгуты света, опоясывая необъятный ствол гигантского дерева. Слепец копил силы для одной-единственной, но судьбоносной атаки.

 

Уловив краем глаза приближение Рисхарта и Ератофаса, сцепившихся в яростной схватке, Дицуда понял, что это его последний шанс на спасение. Оставаться на месте — означало вот-вот пропустить телепортацию психика, если отбежать, то окажешься в ещё более уязвимой позиции: для колдовских заклятий расстояние не помеха. Дицуде нужно было оказаться за дерущимся антипророком, тогда Амино Даме не сможет навредить инквизитору дальнобойными заклинаниями из-за боязни ранить Рисхарта Сидсуса. Психику придётся либо следовать за юношей и вновь начинать разрывать ткань бытия, либо переключить внимание на другого противника. Дицуда в очередной раз резко отпрыгнул в сторону и что есть силы рванул к дерущейся невдалеке парочке.

Ератофас наносил стремительные удары, не жалея ни себя, ни ворон, ни тем более лжепророка. От отдачи его руки гудели, но он понимал, что должен во что бы то ни стало пробить защиту Рисхарта Сидсуса. Архонт вложил в неистовый натиск всю свою мощь без остатка, понимая, что если бой ещё хоть немного затянется, то он отправится прямиком к Вадабаофу. И что-то подсказывало полубогу, что Творец радоваться встрече со своим отродьем не будет.

Оноишт вновь опустил огромный световой молот на голову Машиара, но трещавший посох слепца опять не сломался. Обиженно заблеяв, полуосёл методично отвёл оружие для очередного удара, когда ясновидец внезапно взмыл в воздух. От неожиданности Оноишт на секунду замешкался, а вот левитирующий благодаря светящимся жгутам Машиар Йот не терял ни мгновения. Простенький с виду посох словно бы сам собою очутился над головой слепого мужчины, резко опустившись прямо меж глаз ослиной морды архонта. Сила удара оказалась настолько чудовищной, что несчастный посох таки треснул, но вряд ли черепушке полуосла от этого было легче. Свечение доспехов и оружия архонта исчезло, Оноишт осел на растоптанную его же копытами землю и начал медленно заваливаться набок. С проломленным черепом ни люди, ни полубоги больше уже не сражаются.

 

Дицуда кожей чувствовал нацеленное на его ничем не защищённую спину заклятье, а потому изменил траекторию бега. Поток энергии пронёсся буквально в сантиметре от его правой руки, кромсая реальность, но не успел юноша осознать своё чудесное спасение, как прямо перед ним возникли два дерущихся тела. Дицуда намеревался вновь свернуть в сторону, но споткнулся. Инерция бросила его на антипророка с архонтом.

Полушакал нанёс последний отчаянный удар, вложив в него всю свою мощь без остатка. Ни один человек, абсолютно ни один человек в целом мире не мог такой удар выдержать. От него раскололись бы крепчайшие стены, не говоря уже о каких-то костях или мускулах. Архонт знал, что такие удары не отражают. От них можно в лучшем случае увернуться, даже если ты полубог. Такой удар… Рисхарт Сидсус вновь отразил если не играючи, то спокойно. Недрогнувшей рукой лжепророк поднял Не-Меч для контратаки по полностью опустошённому полубогу. И не особенно напрягаясь опустил своё чудо-оружие, рассекая тело архонта от уровня грудины до паха. Вот так запросто перерубил надвое по диагонали трёхметровую тушу. Ератофас даже не успел понять, что он умер.

Машиар Йот плавно опустился на землю. Втянул в себя свет, обводя пустыми глазницами поле сражения. И отчаянно закричал, когда Дицуда Искарод врезался прямо в Рисхарта Сидсуса. Падающая верхняя половина туловища полушакала на миг заслонила обзор перед внутренним взором Машиара, но когда полубог пал, ясновидец безошибочно знал, что всё кончено. Глупый наивный Дицуда, падая, пронзил выставленными вперёд зачарованными клинками Последнего Мессию.

 

Такая нелепая обидная смерть. Похожая на случайность. Вот только ясновидец, как никто иной, понимал, что она не случайна. Машиар Йот видел этот момент в своих снах не менее полусотни раз за последние месяцы.

Ясновидец знал, что это случится.

Знал, но ничего не предпринял.

Потому что так было надо.